Серость будней настигает меня, укутывает, душит, душит, и мне хочется бежать подальше от этого замкнутого цикла. Я не могу выносить давящей рутины, размеренности жизни, я хочу кричать, я хочу изливать злобу, желчь, ненависть. И я бегу. Бегу от себя. Бегу в себя. Я прячусь в себе, свиваюсь кольцами в темноте, холодной, сырой, гнетущей, прячу в себя свою змеиную сущность, но мне так хорошо, и я кричу.

Я кричу изо всех сил.

Милый Зверь, я знаю, ты заботишься обо мне, как не заботился о себе сам, как не заботился ни о ком, мне непонятно, почему ты это делаешь, но отпусти меня, прошу, выпусти меня на волю, я не могу сдержаться внутри тебя. Ты ограничиваешь мне рост. Пожалуйста, милый Зверь, дай мне волю, дай мне возможность сбежать. Мне нужно это, мне нужны пространства, мне очень тесно внутри тебя.

Ха.

И ты свободна, змейка. Я не могу тебя держать внутри, ты давишь на меня, ты заставляешь меня совершать поступки, о которых я жалел всю жизнь, так вали же прочь, сгинь, будь свободна, только не донимай меня, дай мне моей собственной свободы. Свободы быть ограниченным, свободы быть в замкнутом пространстве.

И это так странно. Я всегда мечтала выпустить на свободу спящего Зверя, которому было тесно внутри, но не заметила, как он вышел сам и укрыл меня от мира, окружил заботой. И теперь я прошу его сама.